Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия этой страницы: Усовершенствовали, **** (неценз), Высоцкого
Научное и творческое объединение "Северный ветер" > Тропами "Северного ветра" > Отрыв души
Дмитрий Гаврилов
По ОРТ идёт концерт, приуроченный к 71 годовщине рождения Владимира Высоцкого. Кто поёт? Правильно, поёт Кобзон, поёт военную песню "Он вчера не вернулся из боя", на заднем плане показывают лица ушедших к господу в этом году. При словах "мне не стало хватать его только сейчас..." возникает личико помершего Алексия Второго. Кощунство, издевательство, ... " только он не вернулся из боя..." Какого такого боя? Из эстонских концлагерей мало навербовал власовцев по заказу СС...? Оригинальное прочтение военной песни. Люди кровь проливали, а не ладан курили.

"В церкви смрад и полумрак.
Дьяки курят ладан.
Нет, и в церкви всё не так.
Всё не так, как надо!"

Я нежно люблю, как поёт Тамара Гвердцители ... но зачем вставлять внутрь песни Высоцкого "Так дымно" (исполняемой Мариной Влади) слова от себя. Ну не мог Высоцкий, мастерски владеющий русским языком, петь "допить свой бокал" ... Нельзя допить чужой бокал по-Высоцкому. Разумеется, "лучше молча допить бокал". ...

Дальше - больше...
Илья Рагозин
1. Я тоже жутко матюкался когда увидел ЭТО!!!
2. И не нравятся мне песни в исполнении Т.Гвердцители
3. И вообще выключил ентот ж***концерт и включил диски Высоцкого на компе
Рамень
ПАМЯТНИК
Я при жизни был рослым и стройным,
Не боялся ни слова, ни пули
И в привычные рамки не лез, -
Но с тех пор, как считаюсь покойным,
Охромили меня и согнули,
К пьедесталу прибит Ахиллес.

Не стряхнуть мне гранитного мяса
И не вытащить из постамента
Ахиллесову эту пяту,
И железные ребра каркаса
Мертво схвачены слоем цемента -
Только судороги по хребту.

Я хвалился косою саженью -
нате, смерьте! -
Я не знал, что подвергнусь суженью
после смерти.
Но в привычные рамки я всажен -
на спор вбили,
А косую неровную сажень -
распрямили.

И с меня, когда взял я да умер,
Живо маску посмертную сняли
Расторопные члены семьи, -
И не знаю, кто их надоумил, -
Только с гипса вчистую стесали
Азиатские скулы мои.

Мне такое не мнилось, не снилось,
И считал я, что мне не грозило
Оказаться всех мертвых мертвей, -
Но поверхность на слепке лоснилась,
И могильною скукой сквозило
Из беззубой улыбки моей.

Я при жизни не клал тем, кто хищный,
в пасти палец,
Подходившие с меркой обычной -
отступались.
Но по снятии маски посмертной -
тут же, в ванной -
Гробовщик подошел ко мне с меркой
деревянной...

А потом, по прошествии года,
Как венец моего исправленья,
Крепко сбитый литой монумент
При огромном скопленьи народа
Открывали под бодрое пенье -
Под мое - с намагниченных лент.

Тишина надо мной раскололась -
Из динамиков хлынули звуки,
С крыш ударил направленный свет, -
Мой отчаяньем сорванный голос
Современные средства науки
Превратили в приятный фальцет.

Я немел, в покрывало упрятан, -
все там будем! -
Я орал в то же время кастратом
в уши людям.
Саван сдернули - как я обужен -
нате, смерьте! -
Неужели такой я вам нужен
после смерти?!

Командора шаги злы и гулки.
Я решил: как во времени оном
Не пройтись ли, по плитам звеня?
И шарахнулись толпы в проулки,
Когда вырвал я ногу со стоном,
И осыпались камни с меня.

Накренился я - гол, безобразен -
Но и падая - вылез из кожи,
Дотянулся железной клюкой.
И когда уже грохнулся наземь,
Из разорванных рупоров все же
Прохрипел я похоже: "Живой!"
Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста, пройдите по ссылке.
Русская версия IP.Board © 2001-2022 IPS, Inc.