05.15. ИНСТРУКЦИИ ВСЕГДА НЕПОЛНЫ
(из телевизионного цикла "Встречи со Знатоками. Взгляд Нурали Латыпова", ТВ Столица - 2009)
http://www.optimadmg.ru/tvproject/element.php?SID=6&ID=0


Здравствуйте! Есть у пользователей компьютеров такая присказка: «Если ничего не помогает, прочитай инструкцию». Она очень точно характеризует наплевательское отношение нашего башковитого народа на всех его уровнях и во все века к букве закона. И всё же заранее ясно, что никакая инструкция не может предусмотреть всего.

Воистину крючкотворами и непревзойдёнными составителями инструкций слывут таможеники.
Вот пример, который приводит в своей книге «От мечты к открытию» выдающийся физиолог, автор учения о стрессе, лауреат Нобелевской премии Ганс Селье.

Одно время он изучал столь редкую болезнь, что во всей его родной Канаде в тот момент никто ею не болел — пациенты нашлись только в США. Однажды ему понадобилось исследовать образцы мочи больного. Чтобы она осталась достаточно свежей для исследования, мочу везли самолётом (в запечатанных контейнерах). Но в аэропорту работники Королевской таможни не пропустили контейнеры, поскольку данный предмет не упомянут в Королевской таможенной книге ни в рубрике «Предметы, освобождаемые от пошлины», ни в рубрике «Предметы, облагаемые пошлиной», а следовательно, пропущен быть не может.

Раздражённый этим глупейшим препятствием, Селье попросил декана своего института написать официальное письмо самому высокому таможенному начальству и объяснить, что для фундаментальных исследований иногда бывают необходимы предметы, способные производить на людей непосвящённых несколько странное впечатление, но без которых всё-таки не обойтись. Письмо было написано в крайне резких выражениях. И это возымело действие. Таможенники ответили: конечно же, федеральные власти предусмотрели такие случаи, просто неопытный таможенник не смог найти в инструкции соответствующее место. Между тем объект пересылки вполне чётко упомянут среди «освобождаемых от пошлины предметов», ибо моча со всей очевидностью подпадает под категорию «бывшие в употреблении личные принадлежности».

Вроде всё уже в порядке? Но забирать посылку Селье не стал. Ведь к тому времени содержимое посылки всё равно испортилось: разрушились именно те вещества, которые учёный намеревался исследовать. В последующие дни его стали одолевать телефонные звонки из аэропорта. Селье умоляли избавить таможню от «товара», который стал вести себя угрожающим образом, то есть изрядно пованивать. Но он утратил к посылке всякий интерес.

И вот, наконец, почтальон принёс в институт напечатанное типографским способом извещение на бланке. Очевидно, и подобные случаи оказались предусмотрены, иначе не нашлось бы подходящей письменной формы. От руки был вписан только номер посылки, печатный же текст гласил: «Если в течение пяти дней с момента получения настоящего извещения Вы не востребуете вышеупомянутый товар, то посылка будет вскрыта и её содержимое распродано с аукциона». Селье вспоминал: «Признаюсь, я не проследил за дальнейшими событиями и по сей день не знаю, кто оказался счастливым обладателем «вышеупомянутого товара»».

Таможня и наука вообще традиционно недопонимают друг друга.

Похожий случай приключился веком ранее. Жозеф Гей-Люссак и Александр Гумбольдт в своё время занимались исследованиями газов. Опыты требовали тонкостенных пробирок. Во Франции таких тогда не делали. В Париж приходилось выписывать эти сосуды из Германии. Посылки облагались высокой пошлиной, а пробирок требовалось много.

Гумбольдт нашёл обход таможенной инструкции. Он велел мастерам запаивать пробирки, а на упаковке и в сопровождающих документах указать содержимое «немецкий воздух».

Таможенники проштудировали тома приказов и инструкций о пошлинных тарифах — «немецкий воздух» не попадал ни под одну графу. Пришлось пропускать посылки беспошлинно. Во Франции Гей-Люссак срезал с пробирок запаянные концы и делал их пригодными для дальнейших опытов.

«Бог любит троицу», как говорят у нас в народе. И если уж речь пошла о таможне, вспоминается мне по цепочке ассоциаций ещё одна история.

Мало кто из неспециалистов знает, что весьма широкое применение в авиации находят сплавы меди с бериллием - бериллиевые бронзы. Они идут на изготовление изделий, от которых требуются хорошая сопротивляемость усталости и коррозии, большая прочность, сохранение упругости при широком диапазоне температур, высокие тепло- и электропроводности.

Благодаря уникальным свойствам бериллиевая бронза служит образцовым пружинным материалом. Пружины из такой бронзы способны выдерживать до двадцати миллионов циклов нагрузки!

Между прочим, в отличие от стали, бериллиевая бронза не искрит при ударе, поэтому она нашла также применение для изготовления инструмента, необходимого на взрывоопасных работах - на пороховых заводах, нефтебазах, в шахтах.

Добавка в сплав даже крайне незначительного количества бериллия «как рукой снимает» усталость, помогает металлу справиться с предельными нагрузками.

И вот представьте себе, что идёт Вторая мировая. Германия полностью отрезана от основных источников бериллиевого сырья. Но его в полном объёме вырабатывают США. Что придумали немецкие спецслужбы с целью добыть для своих военных заводов эту ценную легирующую добавку хотя бы даже контрабандой? Через подставные швейцарские фирмы они разместили в Америке заказ на пружины для часовых механизмов. Разумеется, пружины изготавливались из искомой бериллиевой бронзы. Всё бы ничего, да вот только американцев смутил объём заказа. Количество пружин было таково, что его хватило бы на часовые механизмы всему миру лет на пятьсот вперед. Те же самые таможенники совместно с американскими спецслужбами во время предотвратили афёру, которая в случае удачи стоила бы союзникам не одну сотню тысяч жизней.

Вывод из всех этих историй напрашивается один. Таможня должна давать добро так, чтобы за державу не было обидно.

До новых встреч! В студии был Нурали Латыпов.